25.01.2021 11:07

В живых он остался один

Е.П. Фролов

Евгений Петрович ФРОЛОВ родился в 1911 году в городе Туле. В армию его призвали в 1932 году. После полковой школы стал он танкистом. Принимал участие в освобождении Западной Белоруссии, в войне с Финляндией. С первых дней войны участвовал в боях против фашистской Германии. Демобилизовался в 1945 году в звании лейтенанта, по состоянию здоровья. После демобилизации работал на многих предприятиях города. Награжден орденами: Красного Знамени, Красной звезды, Славы III степени Отечественной войны II степени и восемнадцатью медалями. Проживает в нашем городе.

Евгений Петрович ФРОЛОВ родился в 1911 году в городе Туле. В армию его призвали в 1932 году. После полковой школы стал он танкистом. Принимал участие в освобождении Западной Белоруссии, в войне с Финляндией. С первых дней войны участвовал в боях против фашистской Германии. Демобилизовался в 1945 году в звании лейтенанта, по состоянию здоровья. После демобилизации работал на многих предприятиях города. Награжден орденами: Красного Знамени, Красной звезды, Славы III степени Отечественной войны II степени и восемнадцатью медалями. Проживает в нашем городе.

Их танковую бригаду в конце ноября 1942 года эшелонами привезли из-под Москвы к берегам Волги. На паромах переправили на правый берег и оставили в резерве. После окружения немцев под Сталинградом их танковая бригада тоже перешла в наступление. Немцы хотели остановить наши войска и временами пытались контратаковать наши части. Так было и в тот пасмурный январский день недалеко от Сталинграда. Танк Т-34, которым командовал Фролов, стоял в засаде в небольшой деревушке, укрывшись за домом. И вдруг Евгений Петрович услышал гул танковых моторов. Прямо на него двигалась колонна из пяти фашистских танков. Все круче и свирепей их гул. Вот они уже отлично видны, ощетинившиеся жерлами пушек, дулами пулеметов. Чем ближе к деревне, тем осторожней их движение. Фролов видит, как поворачивается хобот идущего впереди танка. Гремит выстрел, затем другой. Шмелем прожужжали снаряды. За ними по деревне легла пулеметная строчка. «Неужели обнаружили?» — мелькает тревожная мысль. Но снаряды летят мимо. Нет, стреляют наобум, на всякий случай. Боятся. А ведь вправду боятся, трусят. Кажется, пора и нам показать себя. Враг уже совсем близко.

Вполголоса, будто его могут услышать враги, он командует:

— По-головному танку... Выстрел!

Сверкнула змеей в воздухе и отлетела в сторону гусеница. Фролов недовольно поморщился, подумав о наводчике: «Это он случайно? Или намеренно целился в гусеницу?» Подраеный танк по инерции развернулся на девяносто градусов, выставив уязвимый бок. Фролов не успел скомандовать, как его пушка выстрелила еще раз, и черный клуб дыма хлынул из смертельной раны врага.

Второй танк замер от неожиданности, а потом повернул вправо, пытаясь объехать горящий танк. И второй танк, получив пробоину в левом борту, взорвался на своих же снарядах. У третьего танка, который попытался стрелять по танку Фролова, от меткого попадания нашего снаряда слетела башня. Четвертый немецкий танк развернулся и хотел отступить, но снаряд наших танкистов попал в моторный отсек и танк загорелся. На немецких танках была еще и пехота. Ее начали разгонять длинными очередями из пулемета.

И вот здесь была допущена ошибка: Фролов и его экипаж упустили из виду пятый танк. А он под прикрытием дыма горящих танков ушел в сторону, сделал полукольцо и оказался в тылу нашего танка. От выпущенного им с близкого расстояния снаряда загорелся танк Фролова. Выйти через верхний люк было нельзя, пехота срезала бы их из автоматов. Вышли через нижний люк, а танк вскорости взорвался.

Танкистов на снегу заметили немецкие минометчики и выпустили по ним несколько мин.

Евгений Петрович почувствовал удар в руку и потерял сознание. Очнулся, немного приподнялся и увидел под собой на белом снегу алое пятно крови. Огляделся. Увидел лежащими своих товарищей. Пополз к ним, чтобы перевязали рану. Подполз к одному, а он мертв. Пополз ко второму — и тот погиб, не шевелится. И тут Фролов вновь потерял сознание.

Спасло его то, что наши войска перешли в наступление. Солдаты подошли к танку, который на их глазах сжег четыре немецких машины, осмотрелись и увидели, что командир танка еще живой. Подобрали и срочно направили в медсанбат. У Евгения Петровича осколком вырвало большой клок из руки, он потерял много крови, а вдобавок на сильном холоде обморозил пальцы на руке.

В госпитале подлечили, но три пальца на руке перестали действовать. Медицинская комиссия признала Фролова ограниченно годным к строевой службе. И дальше, до самого конца войны, Евгений Петрович служил в запасном полку в городе Перми. Ну а за четыре подбитых танка, за срыв немецкого наступления правительство Советского Союза наградило Евгения Петровича Фролова орденом Красного Знамени.

Этот орден впервые появился 1 августа 1924 года. Вот и судите чего стоит маленький кусочек металла на красивой ленте.


А. Семёнов

Газета «Чеховский Вестник» от 21 декабря 1999 г.