15.02.2021 10:15

Честь имею...

Честь имею...

...По праву памяти живой.
А. Твардовский
Летом 1999 года к нам в Музей Памяти 1941 — 1945 гг. заглянул пожилой человек,
но никогда бы не подумала, что ему уже 80 лет: несмотря на палочку (на всякий случай),
во всем облике — подтянутость, строгость и аккуратность — короче говоря, выправка,
какая бывает у кадровых военных, а главное, внимательный взгляд умного и доброго
человека. «Честь имею представиться: гвардии майор в отставке Константин Антонович
Покумейко», — прозвучал мелодичный, но твердый голос. Так я познакомилась с
известным в нашем городе человеком.
Когда попросила его рассказать о фронтовом прошлом, услышала следующее:
— Там, где мне пришлось воевать в Отечественную войну, природа и условия были
слишком суровые. Это Заполярье, Кольский полуостров. И вот в этих условиях, в
ожесточенных боях исключительное мужество и отвагу проявили наши летчики, надежно
прикрывавшие от налетов фашистской авиации наземные войска 14-й армии и важные
военные объекты, в том числе Мурманский порт и город Мурманск, а также
железнодорожную магистраль. Здесь особенно отличились летчики 19 и 20 гвардейских
истребительных авиационных полков. Особенно запомнился один бой, в котором
шестерка наших дралась против 28 вражеских самолетов и сбила пять из них. Таких
случаев, когда в одном бою было примерно три таранных удара, причем два из них
совершил один и тот же летчик — А. С. Хлобыстов, одним и тем же крылом, и после
этого благополучно сел на свой аэродром, — еще не было. Об этом, благодаря
Совинформбюро, узнал весь мир...
Как видим, рассказ свелся к воспоминаниям о подвигах друзей-однополчан. Я
услышала захватывающие истории о величии духа Леонида Иванова, Павла Кайкова,
Алексея Позднякова и Алексея Хлобыстова, ставших Героями Советского Союза. Все они
— летчики 147 ИАП, чьи машины (И-15, И-16, И- 153 «Чайка») К.А. Покумейко разбирал
и собирал «по винтику».
Конечно, в сравнении с этими подвигами работа авиатехника может показаться
скромным вкладом в дело Победы, но ведь именно добросовестное и умелое
обслуживание самолетов обеспечивало успех летчиков. Разумность и надежность
требовались от хорошего авиатехника, и привыкший все делать на «отлично» К.А.
Покумейко стал не просто первоклассным специалистом, он заслужил уважение и любовь
однополчан. Оценило это и руководство. Первый боевой орден К.А. Покумейко получил
за мужество и отвагу при подготовке самолетов к боям.
Фронтовая дружба особенная, она — на всю жизнь. Наверное, поэтому К.А.
Покумейко так бережно хранит память о своих друзьях-летчиках, ушедших из жизни
такими молодыми.
В этой жизни, как известно, у каждого свое призвание, и если ты верен ему — ты
нашел себя. В этом смысле судьба К.А. Покумейко очень интересна. Ведь была у юного
Кости мечта, вернее, две: стать настоящим музыкантом и быть летчиком. Способности к
тому и другому были: музыкальный слух, крепкое здоровье... До сих пор обидно ему, что
не закончил Гнесинское. Родственники, уверенные в своей правоте, скрыли сообщение о
зачислении его в это училище.
А когда в 1937 г. отправился учиться на летчика, уже в поезде сопровождавший их
группу сказал, что стране срочно нужны авиатехники, и комсомолец К. Покумейко в г.
Иркутске выдержал конкурс, один из тринадцати, стал осваивать эту профессию, надеясь
все-таки позже поступить в летное училище.
Авиатехником Константин стал досрочно, за два года вместо трех — не дали долго
учиться сначала события на Дальнем Востоке, потом — Финская война, в которой он
участвовал. Затем началась Великая Отечественная, где и пришлось защищать небо

Заполярья. Аэродром Мурмаши фашистская армада не раз пыталась смешать с песком,
так что, помимо боевых вылетов и подготовки к ним самолетов у всего личного состава
была общая задача — круговая оборона аэродрома. Вокруг всей аэродромной площадки
были вырыты квадратные гнезда, где устанавливались огневые точки. За Покумейко была
закреплена точка из спаренных четырех пулеметов «Шкас».
В июле 1942 г. во время массированного налета вражеской авиации на аэродром
Кица (под Мурманском) К.А. Покумейко был ранен в левую ногу. Один из осколков до
сих пор напоминает о том кошмаре. Пришлось отказаться от мечты стать летчиком.
— ...Когда, после ранения, поправившись, я вернулся из госпиталя в свою часть, —
вспоминает Константин Антонович, — вызывает меня комиссар полка, который узнал,
что я музыкант и с песней дружу. Организуй-ка, говорит, в части художественную
самодеятельность. И вскоре в полку зазвучали песни и стихи.
А играть на трубе я начал с 1932 года в составе любительского духового оркестра г.
Можайска. Под Можайск с родителями переехал к деду-железнодорожнику. На конкурсе
железнодорожных музыкантов в Смоленске наш оркестр занял призовое место. Помню
день, когда доверили быть солистом оркестра. В этом качестве выступал в Центральном
Доме культуры железнодорожников, что на площади трех вокзалов в Москве, и в
Измайловском парке столицы.
Выйдя в отставку в 1960 г., гвардии майор с семьей переехал в наш город. Кстати, о
семье. С женой своей Константин Антонович познакомился в том, теперь уже далеком,
1942 году в офицерской столовой. Вера Николаевна была призвана Мурманским РВК и
служила в батальоне аэродромного обслуживания, основной задачей которого была
организация питания летно-технического состава. А именно в то время, когда Г. К. Жуков
принимал Парад Победы, в семье Покумейко родился сын, отчасти осуществивший потом
мечту отца: он стал вертолетчиком.
Дочь живет с родителями и работает на регенератном заводе, где пришлось в свое
время потрудиться и отцу, и брату.
Умудренный житейским опытом, Константин Антонович и до сих пор не
замыкается только в кругу своей семьи. Он встречается со школьниками, призывной и
допризывной молодежью. А в «старые добрые времена» руководил духовыми оркестрами
на ЧРЗ, мебельном комбинате и в ДК «Дружба». Таким образом обеспечивалось
музыкальное сопровождение всех мероприятий города. Музыку этих оркестров можно
было услышать и в городском парке. Старожилы до сих пор помнят и знаменитый не
только у нас русский народный хор мебельного комбината, с которым солист К.А.
Покумейко выступал и в Москве (на ВДНХ — не раз, на телевидении хор открывал своей
песней «Вперед, друзья!» телепередачу «Песня далекая и близкая», в МГУ, в концертном
зале им. Чайковского, в Колонном Зале, в ЦДСА), и по стране поездили, были в
Воронеже, Волгограде, Сыктывкаре, Мурманске, Перми, и за рубеж выезжали — в
Болгарию.
Каждый год 9 мая фронтовик К.А. Покумейко надевает заслуженные ордена —
Красного Знамени, Красной Звезды (их два), Отечественной войны I степени; медали —
«За боевые заслуги», «За Победу над Германией», «За оборону Советского Заполярья» и
другие.
Часто его просят спеть, и он с удовольствием исполняет любимое: «Случайный
вальс», «Узелочки», «Темная ночь», «Где же вы, друзья-однополчане?», «Солдаты —
герои мои»...

Н. ПЕТУХОВА, ученый секретарь Музея Памяти 1941-1945 гг.
Газета 2Чеховский Вестник» от 8 февраля 2020 года