26.01.2021 13:31

Герои не умирают

С. Воронин

Отмечая шестидесятилетие Советских Вооруженных Сил, мы вспоминаем имена наших земляков, которые, сражаясь на фронтах Великой Отечественной войны, отдали свою жизнь за свободу и независимость Родины, за мирный труд советских людей. Об одном из них, Герое Советского Союза С. Воронине, обширный материал собрали краеведы Троицкой средней школы. Боевые друзья мужественного воина поделились своими воспоминаниями. Сегодня мы публикуем некоторые из них.
 

О боевом друге

Н.И. Шрайбер, бывший работник политуправления 163-й Ромяенско-Киевской дивизии:

— Со Стефаном Ворониным я впервые встретился на Северо-Западном фронте осенью 1941 года. Тогда наша дивизия держала оборону в районе Старой Руссы. Капитан С. Н. Воронин, командуя артиллерийским расчетом, приобрел большой опыт борьбы с фашистскими танками. Его артиллеристы в ходе боев быстро овладели искусством стрельбы, научились бить прямой наводкой, наверняка. И не было дня, чтобы они не выводили из строя пэ 3—4, а то и больше танков врага.
Бойцы очень любили своего командира, беспрекословно выполняли все его приказания, так как знали, что они глубоко продуманы, правильно рассчитаны.
В короткие перерывы между боями мы подолгу беседовали с Ворониным, вспоминали родные места — Лопасню, Троицкое, друзей. Нас крепко связы¬вало слово «земляки». Как мечтал Стефан вернуться домой с победой! Только не дожил он до этого светлого дня. Но вечен он в памяти народной.

Наперекор огню

Б. У. Величко, бывший начальник штаба 759 стрелкового полка:

— Это было в 1942 году. Наш полк вел тяжелые бои в районе города Дангов. Немцы упорно рвались вперед. Перед нами стояла задача: во что бы то ни стало остановить врага и укрепиться в районе городка. Пушки артиллеристов Воронина вели непрерывный огонь, но боеприпасы были на исходе. Воронин, взяв в руки пулемет, залег в окоп и про¬должал вести огонь.
Кругом рвались снаряды, свистели пули. Но он словно не замечал этого. По лицу градом катился пот, губы шептали:

— Не пройдете, гады! Все равно не пройдете!
Кончился диск с патронами. Воронин быстро сменил его и продолжал вести огонь. Один из бойцов крикнул:

— Товарищ капитан! Вы ра¬нены, у вас кровь на лице!
Но Стефан еще крепче сжимал пулемет. Только когда ата¬ка фашистов захлебнулась, он сам сделал себе перевязку. Та¬ким я и запомнил его: бесстраш¬ным бойцом, мужественным и умным командиром, верным товарищем.

 

В поединке с танками

М. И. Кузнецов, бывший боец 759 стрелкового полка:

— Помню случай в района Умань-Христиновки на Украине, когда нашему полку грози¬ла опасность быть атакованным немецкими танками. Поступил приказ отойти к станции Христиновка и там, укрепившись, остановить технику и жи¬вую силу противника. Мы двинулись в путь. И тут на КП поступило донесение, что нас догоняют танки врага. Вскоре мы услышали шум моторов и лязг гусениц. Пушки Ворони¬на замыкали колонну. Не успели мы опомниться, как капитан развернул свою батарею, и пря¬мой наводкой стал расстреливать бронированные машины. Артиллеристы стреляли без промаха. Загорелись два танка, три... Остальные спешно повернули вспять. Во время любого боя Воронин находился не на КП бата¬реи, а всегда на передовой, среди бойцов. Он вел себя просто, задушевно беседовал с солдатами, шутил с ними.
 

Сильнее смерти

А. И. Леонов, бывший начальник штаба батальона:

— Я знал капитана Воронина около пяти месяцев. Может, в мирной жизни этот срок по¬кажется небольшим, но тогда, на фронте, каждый день при¬равнивался к неделе...

В 1944 году наше соединение подошло к городу Хотину. На левобережье Днестра насту¬пающие войска так «прижали» немцев, что те вынуждены бы¬ли начать переправу на запад¬ный берег, в тыл наших частей, создав угрозу прорыва.

Советские войска заняли оборону на высотке у перекрестка дорог Ливенцы—Хотин. С на¬ступлением темноты фашисты предприняли яростную атаку. Бушевал шквал огня. Воронин, черный от копоти, громко подавал команды. Его батарея ежеминутно выпускала по врагу десятки снарядов. Немцы огрызались. Вот недалеко грохнул взрыв, поднялся столб земли. Одно из орудий вышло из строя. Теперь стреляла лишь одна пушка...

Немцам не удалось прорвать оборону. Но в этом бою наш полк понес огромные потери. Здесь, в полукилометре от деревни Ливенцы. пали смертью храбрых комиссар полка майор Игдал и командир батареи капитан Воронин. Похоронены они там, на земле Северной Буковины.


Материалы к публикации подготовила А. Козырева, наш внештатный корр.

Газета «За коммунистический труд» от 23 февраля 1978 г.