09.01.2021 12:27

Лопасня в начале войны

Когда началась война мне не было еще и тринадцати лет. В то пасмурное утро 22 июня 1941 года я со своим приятелем Ваней Постинковым собрались ехать в Венюково за хлебом. Его можно было купить и в Лопасне, но там, рядом с магазином была пекарня и выпекали они большие, двух килограммовые буханки душистого и вкусного хлеба. Пришли мы к Дому культуры и стали ждать попутную автомашину до Венюкова. Были, конечно, и заводские автобусы, но ходили они очень редко. Забрались на ходу в тяжело груженую пятитонку. В кузове лежали металлические коробки, а в них заряженные пулеметные ленты, для пулемета ДШКа которые выпускал Венюковский завод.

Автомашина остановилась у проходной завода, а мы побежали к магазину. На нашем пути стояла группа людей и к ним подбежал мужчина. Нас поразил его растерянный вид. Заметно было, что он чем-то очень сильно взволнован. Он подбежал к нам и выпалил: «Ребята! Война началась!». Все кто стоял рядом, как-то не поверили. Да и верить не хотелось, что война, которую все ждали, но надеялись, что придет не сегодня, уже пришла.

Объявление о начале войны

Я с приятелем побежал слушать радио. По радио говорил нарком иностранных дел В. М. Молотов. Мы услышали только его последние слова: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!».

Купили мы с Ваней по две буханки хлеба и поехали домой. Это, пожалуй, были последние буханки, которые мы купили без карточек. Их ввели очень быстро после начала войны. Рабочим в нашей местности хлеба давали по 500 грамм, а детям по 250.

К середине дня погода стала солнечной, а по домам ходили посыльные приглашения жителей нашего Зачатья на митинг. Около трех часов собрался народ около дома Лагутиных, это посредине Зачатья. Перед собравшимися выступил представитель райкома партии. Он объяснил собравшимся сложившуюся обстановку в стране. Рассказал о вероломном нападении фашистов на СССР. Поведал и о том, что немцы бомбили Киев, Севастополь, Одессу и многие другие приграничные города. А главное, что было сказано, это то, что предстояло сделать и немедленно!

После оратора выступали жители нашей улицы. Одни говорили, что они хоть сейчас готовы пойти на фронт. Другие призывали хорошо трудиться и своим трудом помочь тем, кто сражается на фронте с врагами.

Из газет того времени

Вот что писала о том времени на своих страницах районная газета «Красное Знамя». «После выступления по радио товарища Молотова, члены овощеводческой бригады нашего колхоза со всей серьезностью осознали, что наш долг - трудиться, не покладая рук, чтобы дать Красной Армии больше овощей и тем крепить ее мощь…»

Многие ей подобные содержаться в каждом номере районки. В них чувствовается, что все военные годы оставшиеся в тылу люди работали каждый за троих, независимо от возраста, должности и профессий.

«...Надо отметить хорошую работу 80-летней колхозницы Евдокии Соловьевой, 60-летней Т.Михеевой и других. Добросовестно помогают колхозу ученицы Катя Егорова, Таня Щелкова и ряд других». Эта информация из колхоза «Общий труд» Дубненского сельсовета.

«Домохозяйки Якушина и Медведева, проводив своих мужей в действующую армию поступили работать лесорубами в Лопасненский райлесхоз. Так Якушина выполняет дневное задание на 153 процента, а тов. Медведева - на 120 процентов» - информация опубликована 4 июля 1941 года.

«Женщины нашего цеха показывают высокие образцы трудолюбия. Я работаю на трех прессах. На стахановскую вахту встали т.т. Павлинова, Губанова, Луканова. Мы полностью заменили товарищей, ушедших на фронт», - многостаночница Любучанского завода Черногубова.

«30 июня Василий Кулехов отправился на фронт. Весь коллектив завода провожал своего лучшего механика. Через несколько дней его жена Антонина подала заявление в отдел кадров: «Прошу принять меня на работу. Я полностью заменю своего мужа».

Дальше в этой корреспонденции с Крюковского завода говорится о том, что вскоре Антонина Кулехова освоила профессию фрезеровщицы, о том, что на заводе работает много женщин, десятки заявлений подают ученики школ.

«Комсомолец-бригадир т. Прокофьев, не считаясь со временем, работает по три смены, не выходя из цеха. Комсомолец-токарь т. Степанов выполняет норму на 200 процентов. Слесарь Шмырев только в июне окончил ФЗО, уже освоил производство и выполняет норму на 150 процентов» - пишет в номере от 1 августа 1941 года секретарь комитета ВЛКСМ Венюковского завода Савельев.

В первый же день войны была объявлена мобилизация. Призывались мужчины с 1905 года по 1918 год. Призывной пункт организовали в Доме культуры. Там проходили медкомиссию, а потом новобранцев на машинах везли на сборные пункты. Конечно, при расставании дело не обходилось и без слез. Плакали молодые жены, плакали и матери провожая своих сыновей на войну.

Так Татьяна Егорова Дедушкевич проводила на фронт четырех сыновей, дождалась домой только одного - младшего Василия.

Но несмотря ни на что, военкомат осаждали добровольцы. Молодежь рвалась на фронт, они считали, что каждый здоровый мужчина должен идти защищать свою Родину, Союз Советских Социалистических Республик.

Во главе со своим директором Сергеем Васильевичем Заикиным добровольно ушли на фронт ученики 10 класса Лопасненской школы. В субботу они отмечали окончание учебы в школе, а в воскресение все пришли в военкомат. Не всем им было суждено вернуться живыми, но все они стали офицерами, а С.В.Заикин вернулся домой подполковником.

Народное ополчение

Был создан в нашей Лопасне добровольческий батальон народного ополчения. В его ряды добровольно вступили рабочие, колхозники, служащие. Рядом с ветеранами гражданской войны в строй становились 17-летние парни. Ушли в народное ополчение учителя Лопасненской школы А.Т.Иванников, А.А.Богоявленский, инспектор районного отдела образования П.Я.Ложеницын, работник леспромхоза В.К.Кондрашов. Собрали их в Венюковской школе №5 в количестве 800 человек, а потом отправили в Москву и они влились в 4-ю дивизию народного ополчения Куйбушевского района.

В октябре 1941 года Лопасненский батальон участвовал в боях под Наро-фоминском. Там наших земляков посетил писатель Константин Симонов. Он в своем романе "Живые и мертвые" описывает бой у кирпичного завода. Наши земляки-добровольцы тоже дрались с фашистами у кирпичного завода. И не всем им повезло, не все остались живыми.

Уходили на фронт мужчины, а на их место приходили женщины, подростки, старики. Ушли на защиту Родины трактористы, а на их место пришли работать в МТС девушки. Трудно им было, но работой они справлялись. На заводах к станкам встали воспитанники ремесленных училищ и школ фабрично-заводского обучения. Многие не доставали до рукояток станков, им под ноги подставляли ящики, но и так, они давали фронту оружие.Мне тринадцатилетнему, доверили лошадь, и я с группой своих товарищей возил снопы с поля на молотильный ток.

Правда, прежде чем выехать в поля, нас инструктировал пожилой колхозник Степан Ермилович Сероглазов. Он показывал нам, как надо запрягать лошадь, как правильно положить на телегу снопы, чтобы не растерять их по дороге.

Воздушные налеты

Через месяц по ночам над нашей Лопасней летели немецкие самолеты, летели бомбить Москву. Первый налет пришелся на 22 июля. Прилетело 250 фашистских самолетов бомбардировщиков, но в Москву прорвались только единицы. Под Москвой была прочная противоздушная оборона. Наши зенитчики и летчики не дремали, и каждый немецкий самолет получал по заслугам. За эту ночь было сбито 22 фашистских бомбардировщика. Во время налета из нашей Лопасни было видно, как в небе, на подступах к Москве, взрываются тысячи зенитных снарядов. Небо было усеяно звездочками от разрывов. К тому же по небу шарили лучи прожекторов. Вот один из них поймал самолет, сразу несколько лучей направляются на него. И уже трудно немецкому пилоту вырваться из яркого пучка света. Тут же по выявленному самолету начинают бить зенитные пушки или подлетает наш ночной истребитель.

Первые бомбоубежища

Чтобы спастись от вражеских бомбежек в Лопасне и окрестных деревнях стали делать бомбоубежища. Копали траншею глубиной около двух метров, через каждые 3 метра она делала поворот, чтобы если бомба упадет в бомбоубежище ее осколки не поранили всех в нем сидящих. Сверху был накат из бревен, который засыпали землей. 

В первые налеты немцев на Москву, еще кое-кто ходил в бомбоубежище, а потом перестали, поняли, что не каждый самолет сбросит бомбы на Лопасню. Первое время было страшно, когда по радио объявляли: “Внимание. Воздушная тревога!”, а потом раздирающий душу вой сирены. В это же время гудел гудок Венюковского завода, гудели паровозы на железной дороге.

Статья написана экскурсоводом Музея Памяти 1941-1945г.г. А.П.Семёновым