24.01.2021 13:10

Подольский курсант

Довелось мне, в своё время, побеседовать с одним из подольских курсантов, который осенью 1941 года участвовал в боях на Ильинском оборонительном рубеже. Это Николай Васильевич Щенников.

Родился он в 1923 году в поселке Венюково, где все время проживал. Отлучался отсюда только во время войны.

В 1941 году Николай окончил Венюковскую школу-десятилетку. На четвёртый день войны 18-летнего Щенникова призвали в армию и направили в Подольское артиллерийское училище. Впервые участвовал в боях осенью 1941 года на Ильинском рубеже обороны. Вот что рассказал о том времени Н.В. Щенников.

Ни шагу назад

По тревоге, 5 октября подольские артиллерийское и пехотное училища были направлены в сторону города Малоярославца.

Так уж получилось, но идти курсантам на фронт пришлось пешком. Необходимо было за сутки дойти до Ильинского оборонительного рубежа. Одеты они были в длинные кавалерийские шинели, на сапогах шпоры, ведь они были артиллеристами на конной тяге. И были у них большие, прочные ранцы. В них все вошло, и патроны, и гранаты, и сухой паек на три дня. Вооружены они были самозарядными винтовками Токарева.

Прибыли в район поселка Ильинское. Здесь все лето жители Москвы копали противотанковые рвы, окопы, строили бетонные доты. Щенников попал во 2-й батальон, орудий у них не было, воевать предстояло как простым пехотинцам. Показали рубеж и поставили задачу: «Ни шагу назад».

Перед боем

Лейтенант и сержант отобрали тринадцать человек, в том числе был и Щенников, вышли с ними за противотанковый ров, прошли немного вперёд и показали бетонный дот. Он возвышался над землёй метра на полтора, не был замаскирован и был небольшой, только для пулемета. Получили ручной пулемет Дегтярёва, три диска к нему и ящик патронов. Обслуживать пулемёт взялся Саша Малахов. Привезли на позицию лопаты. И курсанты по обе стороны дота стали копать стрелковые ячейки, ходы сообщения и глубокие «лисьи норы», где можно было укрыться от обстрела и бомбежки, да и спать всё время боёв пришлось в них.

Место, где расположились курсанты, было открытое. Впереди была лощина с маленькой речушкой, а сзади находился лес.

С 11 октября позицию курсантов начали обстреливать из артиллерийских орудий и бомбить с самолетов. Вот здесь и вспомнили курсанты добрым словом лейтенанта, который приказывал глубже зарываться в землю.

Превосходящие силы

Немецкие «Юнкерсы» прилетали по 20-30 штук. Выстраивались в «карусель» и по очереди пикировали на наши позиции. Самолеты, входя в пике, включали сирены, это был какой-то душераздирающий вой, это было страшнее, чем взрывы бомб. Самолеты старались разрушить противотанковый ров, чтобы немецкие танки могли бы свободно пройти в глубь нашей обороны.

К 15 октября немцы подошли к позициям, где находились тринадцать курсантов. Наступало на них около сотни солдат. Зелёные шинели цепью рассыпались по лощине, и ещё не видя наших курсантов, приставив к животу автомат, поливали свинцом всё, что находилось у них впереди. Подпустили гитлеровцев близко, а потом ударил наш ручной пулемёт, его поддержали курсанты огнём из винтовок. А когда немцы подошли совсем близко, в ход пошли гранаты. Не выдержав нашего обстрела, враги отступили.

И опять над позициями курсантов появились самолёты с чёрными крестами. От разрывов авиабомб земля содрогалась, темно стало у наших позиций, все заволокло дымом от взрывов. Казалось, что здесь не уцелело ничто живое.

Оставшиеся в живых

И снова из лощины на позиции, где был Щенников, пошли немцы в атаку. И снова пулемёт Саши Малахова косил немецкие цепи. Вторили ему и винтовки курсантов. А когда вражеские солдаты подходили совсем близко, в ход шли гранаты. Бросали и бутылки с зажигательной смесью - морем огня прикрывали наши позиции. Так было до 17 октября.

А в этот день немцы подкатили к доту пушку и прямой наводкой стали бить по амбразуре дота. И вот один из снарядов достиг своей цели. Он взорвался внутри укрепления. Погиб Саша Малахов и его помощник. От артиллерийских снарядов гибли курсанты. К вечеру их осталось только пять. Это Вячеслав Усан, Яков Дворкин, Борис Введенский, Юрий Александров и сам Щенников. Ночью в воронках от бомб и снарядов курсанты похоронили своих погибших товарищей. Осталось только пятеро, но никто из них не думал об отступлении. Хотя понимали, что если немцы снова пойдут в атаку, они погибнут.

Выстояли

Наступило утро 18 октября. На удивление курсантов самолёты с крестами летели куда-то мимо них, и стрельба уже слышалась где-то у них в тылу. Два дня пятеро смельчаков занимали свои позиции. В мороз, без продуктов, с немецким оружием - раздобыли немецкие автоматы - они не покидали своих позиций.

И вот 20 октября к ним прибегает посыльный и отдаёт приказ, что можно вернуться обратно в Подольск, в училище. Две недели курсанты сражались с превосходящими силами гитлеровцев. Они подбили около 100 немецких танков, фашисты потеряли убитыми 5000 солдат и офицеров.

Понесли большие потери и курсанты. Их вернулось в Подольск только 400 человек. Из десяти в живых остался только один человек. Но ценою своих жизней подольские курсанты дали возможность нашим войскам закрепиться на реке Наре, а потом перейти в наступление. 


А.П. Семёнов, из книги "Экскурсии в прошлое".