26.01.2021 21:45

Слово о краеведе

Среди читателей, откликнувшихся на публикации нашей газеты о военной трагедии деревни Леоново и истории создания мемориала памяти в этой деревне («Чеховский вестник» от 03.06.08., 26.08.08., 09.09.08. 23.09.08) оказалась дочь Эмилии Александровны Ильиной (Черкасовой), Елена Борисовна Буравлева (Ильина). Она поделилась своими воспоминаниями о семье и предоставила документы из семейного архива Черкасовых. Их изучение, а также дополнительные свидетельства местных жителей, полученные недавно автором, историком и журналистом Валерием Степановым, позволили по-новому посмотреть на историю уже исчезнувшей с карты Чеховского района и почти забытой деревни Тунаево.

Семья Черкасовых приехала в разоренную войной деревню Леоново в тяжелом 1943 году. Это было связано с тем, что глава семейства, фронтовик, имевший ранения и боевые награды, Александр Николаевич Черкасов был назначен директором Леоновской школы, сильно пострадавшей во время ожесточенных боев на Стремиловском рубеже. Предстояло в кратчайшие сроки восстановить здание школы и возобновить обучение школьников. Сегодня трудно в полной мере представить себе и оценить, какими были трудности по налаживанию разрушенного хозяйства и нормальной жизни.

Александр Николаевич сразу приступил к организации неотложных работ, и уже в следующем учебном году школьники окрестных деревень смогли сесть за ученические парты. Здесь же, в одном из помещений наспех восстановленного здания стала проживать и семья директора школы. Прямо скажем, что сам по себе факт открытия школы и начала занятий в военное время, был подвигом. Подвигом человека и учителя, одним из множества, совершавшихся в то время нашими людьми. За такие подвиги не давали наград. Но, это был личный счет войне, который предъявил фронтовик и сельский учитель, чтобы продолжить борьбу за приближение нашей общей победы над врагом.

 Семья Черкасовых в начале 30-х годов. В центре – дочь Эмилия

Семья Черкасовых в начале 30-х годов. В центре – дочь Эмилия

 1949 г. Э.А. Ильина - учитель Алферовской школы

1949 г. Э.А. Ильина - учитель Алферовской школы

Дочь Александра Николаевича и Марии Петровны Черкасовых Эмилия приехала в Леоново с родителями. Она росла любознательной девочкой. Много читала, очень любила стихи и песни, записывая понравившиеся в ученическую тетрадь. Сегодня, рассматривая фамильный альбом и читая краткие записи – пояснения, внесенные рукой Эмилии Александровны, понимаешь, что она любила природу, была чутким и отзывчивым человеком. А еще – любила людей и край, в котором жила. Эту любовь она пронесла через всю жизнь. 

После войны Эмилия Александровна окончила педагогическое училище в г. Серпухов, по распределению работала учителем в Алферовской школе, потом – учеба без отрыва от работы в Московском областном педагогическом институте имени Н.К. Крупской, замужество, переезд в Москву и преподавание русского языка и литературы в московской школе № 427 .

После выхода на пенсию Э.А. Ильина практически постоянно проживала в Леоново, собирала травы и помогала многим людям избавляться от недугов.

Э.А. Ильина, Ф.М. Пузанов поздравляют ветерана войны  В.И. Афанасьев на мемориале памяти в Леоново

Но, все-таки главным увлечением Э.А. Ильиной была история края, которой она посвятила всю свою жизнь. Поэтому, сегодня мы не случайно связываем с ее именем, и именем ее ближайшей подруги Анны Петровны Даличук, сохранение уникального памятника истории – стены Леоновской школы, где в послевоенное время стараниями многих неравнодушных людей был создан уникальный мемориал памяти погибших. Понятия дома и родины в этом святом деле для Эмилии Александровны были неразделимы. Но она в своих делах была не одинока, что еще раз подтвердили документы ее личного архива.

С Виктором Викторовичем Щёголевым автор виделся всего один раз, и то накоротке. Как-то В.В. Щеголев заезжал к Эмилии Александровне в Леоново, и она представила его мне, как своего старого знакомого, учителя из Москвы, который инициативно занимается историей мест, где каждый год проводит свой летний отдых.

И вот из архива Э.А. Ильиной явился документ – подробная схема исчезнувшей деревни Тунаево по состоянию до 1941 года. Поразило то, что, схема исполнена профессионально, однако имеет пометки карандашом. Данное обстоятельство позволяет судить о том, что этот вариант схемы – рабочий, или, скорее всего, лишь один из вариантов в исследованиях, которые, вероятно, краеведы – энтузиасты, проводили не один год.

Это подтверждается и письмами В.В. Щеголева. В них он спрашивает Эмилию Александровну о фамилиях и судьбах тех или иных жителей этой деревни и старых названиях окрестных мест, сообщая при этом и сам, например, следующие интересные факты:

«Деревня Тунаево (Болохрыстово, Белохрыстово, Елохо). Старое название деревни Болохрыстово дано по имени речки Белохвостка. Оно упоминается еще по дозору Боровского уезда 1613 года.

…В конце 17 века большей частью земель владели Тунаевы, которые оставили свой след в новом названии деревни.

…На карте Московской провинции 18 века фигурирует третье название деревни – Елохо. Не связано ли оно с более древним именем поселения, названным, в свою очередь, по старому наименованию речки? Хотя среди старых названий речки встречаются и такие, как Наренка и Левоновка.

…В первой половине 20 века в Тунаево стало 25 дворов, расположенных в два ряда. Колодец был…».

В последнем письме, полученном адресатом, В.В. Щеголев задает такие вопросы: «На плане д.Тунаево указаны не все владельцы домов, которых было около 25. Этих домов к 1941 году уже не было, или они не сохранились в памяти? И мой последний вопрос. В Леоново были промыслы: портновский, сапожный и чулочный. Кто ими занимался из жителей?».

Сегодня неизвестно, получил ли ответ В.В. Щеголев на свое последнее письмо, так как вскоре после него Э.А. Ильина трагически погибла.

Убежден, что многие читатели, прочитав сегодня даже эти отрывочные сведения, впервые откроют для себя новое, неожиданное, и до сегодняшнего дня неизвестное.

Внезапно оборвавшаяся жизнь унесла с собой и сведения о дальнейшей судьбе исследований краеведов-энтузиастов. Нет пока информации о том, была ли закончена эта работа, ровно, как и о публикациях по означенной теме. Но то, что уже было сделано этими неравнодушными людьми, вызывает искреннее уважение к ним и является существенным дополнением к истории чеховского края.

 

 Схема деревни Тунаево из архива Э.А. Ильиной

Схема деревни Тунаево из архива Э.А. Ильиной

Изучение архива Э.И. Ильиной вполне естественно заинтересовало автора и вызвало желание встретиться с кем-либо из старожилов, ранее проживавших в деревне Тунаево. Известно, что до войны Тунаево располагалась за оврагом, отделявшим эту деревню от Леоново. К сожалению, сегодня место, где были расположены эти две соседние деревни, объединено общим названием «Леоново», и коренных жителей почти не осталось. Деревня Тунаево во время боев 1941 года сильно пострадала, но в ней сохранился один дом, крайний к Леоново, над оврагом. Его и предстояло посетить в первую очередь.

Удивительно, но, оказалось, что в этом доме до сих проживают пенсионеры – близкие родственники, очевидцы и участники далеких событий: братья Иван Павлович и Анатолий Павлович Дмитриевы, и их сестра, Нина Павловна Юхименко (Дмитриева). Мне посчастливилось застать их всех вместе, и это была редкая удача. Еще более поразительным оказалось то, что ко времени моего визита они уже были знакомы с публикациями газеты по военной истории деревни Леоново. Это во многом облегчило общение.

 Коренные жители деревни Тунаево – братья и сестра Дмитриевы

Коренные жители деревни Тунаево – братья и сестра Дмитриевы

Вот что рассказал И.П. Дмитриев: «Вообще-то, мы – родственники Коротковым. Наш отец, Дмитриев Павел Сергеевич – родной брат Софии Сергеевны по мужу Коротковой, и, соответственно, дядя Марии Григорьевны Федотовой (Коротковой), о которых вы уже рассказывали в газете «Чеховский вестник». И моя судьба, а также судьбы моих близких родственников во время войны были неразрывно связаны с этой семьей. Вместе были выселены немцами из домов, а затем, совместно и скитались на оккупированной территории.

Вернулись в деревню после освобождения, а в ней кроме родительского дома не было ни одной постройки. Нашему дому повезло, немцы его использовали как опорный пункт: во дворе поставили противотанковую пушку – место высокое, а подвал дома приспособили в качестве своего укрытия и для ночлега. Конечно, оккупанты разобрали в доме многое – вынули окна, двери, потолок, но стены и крышу оставили. А все другие деревенские дома растащили на блиндажи, соорудив их по краю берега речки и в оврагах. Вернувшись из изгнания, и подделав дом, наша семья стала в нем проживать далее. Так и живем в нем.

До сих пор около дома встречаются находки, напоминающие о войне. В этом году, например, в огороде, попался немецкий противотанковый снаряд. Пришлось для его обезвреживания вызывать сотрудников МЧС».

Конечно, встреча с Дмитриевыми была волнующей и интересной. Они искренне обрадовались вниманию к их семье, удивлялись неслыханному до этого старинному названию деревни. Вспоминали попутно какие-то детали довоенной жизни, войну, некоторые фамилии проживавших и уехавших после войны в другие места селян. И сокрушались, что никто и никогда после войны, кроме Эмилии Александровны, им практически не задавал вопросов в отношении истории деревни. Самое интересное, что восстановленное ими по памяти количество домов полностью совпало с их числом на довоенной схеме Тунаева из архива Э.А. Ильиной.

В завершении встречи Нина Павловна, растрогавшись, принесла свой семейный альбом и очень просила опубликовать фотографию их дома – свидетеля истории: пусть и этот символ останется в памяти, как напоминание о прошлом их деревни.

 Дом Дмитриевых в Тунаево после войны

Дом Дмитриевых в Тунаево после войны

Архив краеведа – энтузиаста, открывший нам неизвестное…Старинное название исчезнувшей деревни, появившееся вдруг… Единственный сохранившийся дом довоенной поры в бывшей деревне Тунаево…

Задумаемся на минуту. А ведь, действительно, не будь этого человека и тех людей, о которых сегодня было рассказано, мы всего этого могли бы и не знать, а значит – и не помнить!

Но, это стало возможным сегодня только благодаря усилиям и многолетней деятельности разных людей. Людей, не по должности, не по обязанности, а по зову души и сердца, ставших собирателями и хранителями свидетельств истории.

Да, мы должны гордиться своей историей. Но, история – это, прежде всего люди, их дела и судьбы. Поэтому, мы просто обязаны гордиться именно такими бескорыстными и неравнодушными людьми, как Эмилия Александровна Ильина. Истинными патриотами нашей земли, оставившими яркий след на ней и всегда являвшимися украшением нашего Отечества!

Автор выражает надежду, что опубликованные в статье материалы послужат серьезным подспорьем для продолжения дела, начатого Э.А. Ильиной и В.В. Щеголевым.

И это относится, прежде всего, к школьникам, – следопытам и краеведам Стремиловской школы, где должны продолжаться традиции, заложенные удивительным педагогом и замечательным человеком Анной Петровной Даличук, а по жизни – близкой подругой Эмилии Александровны Ильиной.

Валерий Степанов

 Современный вид дома Дмитриевых над оврагом

Современный вид дома Дмитриевых над оврагом