26.01.2021 21:56

Поиск продолжается

В начале мая 2008 года у мемориальной стены бывшей школы в деревне Леоново состоялось торжественное перезахоронение останков 15 воинов, погибших в боях 1941 года на Стремиловском рубеже обороны Москвы. Последовавшая за этим статья в газете «Чеховский вестник» от 3 июня, раскрывавшая имена участников создания этого уникального памятника истории, вызвала многочисленные отклики участников послевоенных событий по увековечению памяти погибших и интерес областных средств массовой информации. На страницах газеты Правительства Московской области «Подмосковье. Ежедневные новости» от 8 июня и историко-краеведческого альманаха «Подмосковный летописец» № 3 за 2008 год этим событиям было уделено особое внимание. Одними из первых на публикации откликнулись бывшие поисковики отряда «Поиск» и местные жители окрестных сёл и деревень. Сегодня мы начинаем публикацию материалов, которые подготовлены по этим откликам автором статьи «Народный мемориал», историком и журналистом Валерием Степановым.

Поисковики в Леоново
А.В. Носов и В.В. Степанов с
Е.К. Горбачёвым.
Леоново.1982 г.

С Андреем Васильевичем Носовым мы знакомы почти 30 лет. Вместе начинали работать в Научно-исследовательском центре электронной вычислительной техники (НИЦЭВТ) еще в конце 70-х годов прошлого века, вместе занимались и поисковой работой, он — как секретарь комитета ВЛКСМ, а я — как командир отряда «Поиск». Сегодня Андрей Васильевич — заместитель начальника одного из ведущих Управлений ОАО «НИЦЭВТ». Но помимо основной служебной деятельности, он продолжает курировать ещё и работу с ветеранами войны и труда — бывшими и настоящими сотрудниками предприятия. В его же ведении находятся и все работы по развитию музея предприятия.

Поэтому, когда из телефонной трубки раздался бодрый и ироничный голос Андрея: «Валерий, а ты и до сих пор ещё продолжаешь в походы ходить?», — я ничуть не удивился, так как знаю, что и сегодня мы занимаемся практически одним и тем же делом. Идём, если можно так сказать, одной и той же дорогой — дорогой памяти. А потому последовал ответ: «Так же, как и Вы, уважаемый Андрей Васильевич. А что, леоновскую новость кто-то передал “по старой памяти?”». Посмеялись.

После нескольких вопросов о судьбах общих и давних знакомых и участников поиска, мы условились встретиться прямо в музее предприятия. На встречу приехал и ещё один из участников начала нашей поисковой деятельности на чеховской земле, бывший начальник штаба отряда «Поиск», а ныне старший научный сотрудник Института проблем информатики РАН, кандидат технических наук Сергей Константинович Шубников.

Сергей — «старейшина» поиска. Когда в далёком 1981 году создавался музей предприятия, комсомольцы подключились к этой работе. Когда же во время летнего похода в отпуске случайно Володей Трухтановым в Новгородской области был найден орден Красной Звезды, сильно пострадавший от осколка снаряда, он сразу предложил заняться этой реликвией и установить имя владельца награды. Была создана первая поисковая группа, которая впоследствии провела огромную работу и восстановила все, не известные до этого, обстоятельства. Было установлено, что орден принадлежал лётчику-штурмовику, командиру экипажа «Ил-2» младшему лейтенанту Ямбикову Сергею Александровичу, пропавшему без вести в мае 1943 года вместе со вторым членом экипажа, воздушным стрелком сержантом Василием Николаевичем Летенковым. Тогда были найдены части разбитого самолёта, проведено торжественное перезахоронение останков погибших и установлены родственники героев. Сергей Шубников прошёл все ступеньки поисковика — «от солдата до генерала», и с середины 80-х возглавил отряд «Поиск». А тут — сообщение о том, что и в Леонове теперь нашли своё последнее упокоение лётчики, воевавшие на Стремиловском рубеже, чьи останки обнаружены не так давно чеховскими поисковиками. На Сергея тоже нахлынули воспоминания.

В жизни мы не так часто встречаемся, а потому встреча была радостной и уводившей нас в нашу молодость — вспомнить и поговорить было о чём. В результате появились новые «старые» материалы, которые и будут представлены ныне читателям газеты. А в них, конечно же, и пожелания современным краеведам и следопытам.

Говорит А.В. Носов:

«Я был участником первого зимнего лыжного похода на Стремиловский рубеж, который состоялся в феврале 1982 года. Наша группа зашла тогда в деревню Леоново с опросом местных жителей о событиях войны. К своему удивлению, в почти безлюдной и занесённой снегом деревеньке мы увидали почтенного возраста человека, в одиночестве коротавшего зимний день у окна. Это был Егор Кириллович Горбачёв, проживавший в ветхом доме. Мы зашли к нему, он угостил нас пахучим, с травами, горячим чаем, разговорились. Первое, что мы от него услышали, — это слова сожаления о том, что все братские захоронения в послевоенный период были перенесены из Леонова в Стремилово, и что народ окрестный крайне недоволен этим.

Было Егору Кирилловичу в то время, кажется, уже под восемьдесят, но он был бодр, в меру крепок и энергичен – за продуктами хаживал до магазина в деревне Бегичево по лесным тропам. И всё потому, что дети его зимой редко навещали. Он рассказал нам также и о том, что был председателем местного колхоза в самые трудные военные годы, когда восстанавливались сожжённые войной деревни и порой даже есть было почти нечего. Мы пообещали помочь старику, оставили продукты и потом, по возвращении, связались с его сыном, проживавшим в Подольске. Услыхав наш рассказ о бедственном положении своего отца, сын твёрдо пообещал нам поехать в Леоново на ближайшие выходные. В июне, на слёте бойцов отряда, мы опять побывали у Е. К. Горбачёва. Он был доволен нашей помощью: дети больше не обижали его невниманием. Сейчас это может показаться смешным, но тогда мы действовали, почти как тимуровцы, а потому и доверие к нашим группам со стороны местных жителей было абсолютным.

В дальнейшем, когда я уже работал первым секретарём Советского РК ВЛКСМ города Москвы, наш райком в тесном контакте с Чеховским горкомом комсомола занимался распространением опыта работы отряда «Поиск», как на предприятиях столицы, так и в Чеховском районе. Результаты этой работы ныне видны, как никогда: в Леонове создан мемориал, идёт его совершенствование. Пользуясь случаем, передаю горячий привет бывшим чеховским комсомольским вожакам — Виктору Карцову и Евгению Постникову. Скажу прямо, что уровень взаимопонимания и сотрудничества, которого достигли в то время наши организации, был значительным и являлся примером для многих комсомольских организаций Москвы и области.

Мы и сегодня не забываем добрые дружеские отношения, сложившиеся в прошлые годы. Например, в 2003 году при реконструкции музея предприятия наш коллектив безвозмездно передал Стремиловской школе в лице руководителя школьного музея Антонины Георгиевны Трифоновой высвободившееся музейное оборудование. Планировалось помочь школьному музею расширить экспозицию, а музейные витрины и художественные планшеты с креплениями предназначались для оборудования отдельного зала памяти погибших воинов 26-й танковой бригады полковника М. И. Левского. Очень жаль, что пока только этим дело и ограничилось, и нам на сегодня ничего не известно о работах в музее. Контакт утерян. Несмотря на приглашение, не было до сих пор в нашем музее и стремиловских школьников, хотя наш музей является одним из лучших общественных музеев Москвы, и его стоит посетить. Но, думаю, что это явление временное, и надеемся, что начатое дело продолжится. Успехов всем!».

венок к обелиску

Ветераны 17-й стрелковой дивизии возлагают венок к обелиску. 23 октября 1982 г.

Говорит С.К. Шубников:

«Наша работа на Стремиловском рубеже приносила много интересных открытий и находок. Во время проведения летних слётов бойцов отряда в 1982—83 г.г. в одном из окопов был найден солдатский котелок с надписью «Калинин». Тогда же житель деревни Леоново Николай Григорьевич Евдокимов передал нам обнаруженный им револьвер, сильно пострадавший от огня, и остатки танкистской краги. Эта находка оказалась недалеко от того места, где ранее были обнаружены останки двух неизвестных воинов. Его сестра, Тамара Григорьевна Егорова, подтвердила, что была участницей захоронения погибших танкистов. Номер револьвера прочитать не удалось. Все обнаруженные экспонаты были переданы в Государственный музей обороны Москвы. Так что, погибшие и захороненные под памятником у стены леоновской школы воины вполне могли быть и мотострелками 26-й танковой бригады, и даже танкистами. А это значит, что созданный мемориал посвящён всем погибшим на Стремиловском рубеже, это и подтвердило перезахоронение, проведённое 6 мая 2008 года.

И ещё об одном хочу сказать нынешним следопытам. В своё время, занимаясь поиском, мы делали описание всех, даже уже существующих, памятников и обелисков, которые попадали в поле зрения наших поисковых групп. Это были требования экспедиции «Летопись Великой Отечественной». Сегодня, в соответствии с действующим законодательством об увековечении памяти погибших при защите Отечества, также требуется паспортизация имеющихся и вновь создающихся захоронений. Думаю, что паспорт на мемориал в Леонове имеется, а если ещё нет, то его надо составить. В данном случае речь идёт об оставлении свидетельств истории для будущих поколений, примере бережного отношения к памяти погибших. Абсолютно уверен, что современные поисковики успешно справятся и с этой задачей. Крепости духовной и физической всем!».

Остаётся добавить, что в результате состоявшейся встречи было решено подобрать некоторые материалы по истории 17-й сд и 26-й тбр из музея ОАО «НИЦЭВТ» и архива отряда «Поиск» и в скором будущем передать их в чеховский Музей Памяти 1941—1945 годов. Продолжение публикаций на данную тему — в следующих номерах газеты.


Валерий Степанов. "Чеховский вестник" Выпуск №65, 26 августа 2008 г.