26.01.2021 09:47

Волость Лопастна в XII-XIV веках

Древняя история волости Лопастны (именно так писали её название наши предки), вероятно, никогда не будет известна достаточно хорошо: слишком мало сохранилось письменных источников, и слишком активно мы сегодня уничтожаем археологические памятники. Версии об истории освоения, первоначальной владельческой принадлежности, формировании административной структуры территории волости, с которыми довольно часто выступают учёные, довольно противоречивы. Трудно разобраться, кто из них более прав. Однако можно попробовать составить собственное представление об этом, используя весь комплекс известных сегодня исторических материалов и применяя при их изучении комплексный подход. То есть, скрупулезно сверяя данные исторической географии, источниковедения, палеографии, археологии и других наук.

Но прежде всего хотелось бы понять – зачем?

Зачем нам знать, какие земли когда-то входили в волость, исчезнувшую (как отдельная административная единица) задолго до победы Дмитрия Донского на Куликовом поле? Во-первых, это просто любопытно. Во-вторых, наши далёкие предки удивительно умно, расчётливо и чётко умели организовать небольшую территорию с учётом её топографии, размеров, микроклимата, локального участка биосферы. Можно бы нам у них поучиться, проводя сегодня новые административные границы. В-третьих, изучение ранней истории отдельной территории часто позволяет решить и ряд серьёзных историко-географических проблем, связанных с историей формирования крупнейших русских княжеств, ставших впоследствии основой государственной территории единой Руси.

ГДЕ ПРОХОДИЛИ ГРАНИЦЫ ВОЛОСТИ ЛОПАСТНЫ?

Земли по реке Лопасне люди осваивали еще в период раннего железного века, о чем свидетельствуют данные археологии. Но как отдельная административная единица она оформилась, вероятно, лишь в XII в., когда шло активное заселение бассейна реки Оки, изобилующего плодородными землями, богатого лесными и луговыми угодьями. Как свидетельствуют источники (археологические и письменные), освоение земель, а следовательно и оформление границ волостей (т.е. территориальных единиц, на которые распространялась власть того или иного князя) шло в те времена по рекам. От одной из основных транспортных артерий Северо-Восточной Руси – реки Оки – посланные князьями дружины поднимались вверх по её наиболее крупным притокам и брали под свою руку все прилегавшие к ним земли. Такова довольно упрощенная, но весьма распространенная схема первичного установления княжеской власти над той или иной территорией. В XI—XIII вв. территории волостей чаще всего носили названия рек, вдоль которых они были расположены.

 Карта Лопасни XII-XIV веков

Таким образом, древнюю волость Лопастну с большой долей уверенности можно локализовать вдоль реки Лопасни, как это и сделали многие историки. По берегам Лопасни археологи обнаружили пять древних довольно крупных поселений, окруженных несколькими деревнями (вокруг сел Хлевино, Зачатьевское, Крюково, Хатунь и Турово). Расстояние между этими «волостками» соответствует примерно одному дневному переходу. Таким образом, придя в волость Лопастну для сбора дани, князь (Олег Лопасненский, например) мог легко выполнить твердое правило: не ночевать в одном и том же селении дважды (чтобы не слишком обременять население кормлением его самого и его дружины).

КОГДА БЫЛИ ВПЕРВЫЕ ЗАФИКСИРОВАНЫ ЕЁ ГРАНИЦЫ?

В ХII-ХIII вв. просторы среднерусской равнины, изрезанные речными долинами, густо покрытые лесами, перемежающимися плодородными полями, были поделены между множеством владетельных князей, считавших единым своим предком первого, по легенде, призванного на Русь «из варяг» князя – Рюрика. Сравнение государственной территории раздробленного Древнерусского государства с лоскутным одеялом, часто встречающееся в литературе, не совсем верно. Лоскутки-княжества были самых разных размеров, имели причудливые формы, и границы их зачастую не были строго обозначены. В густых лесах (в особенности в междуречье Оки, Нары, Протвы) их просто невозможно было установить чётко, поскольку основным способом передвижения в то время были реки, а дорог в занятые вятичами лесные чащи ещё никто не проложил.

С развитием государственности, укреплением власти различных князей, им всё чаще требовалось установление и укрепление границ своих владений. Так, после смерти Владимира Мономаха возникла необходимость зафиксировать границы между владениями его сыновей. Владимиро-Суздальский князь Юрий Долгорукий был одним из тех, кто разными способами укреплял и «устраивал» свои земли, устанавливал границы с соседями, разумеется, максимально удобные для него. Летописные известия середины XII – начала XIII вв. дают некоторый материал, позволяющий реконструировать (используя данные и более позднего времени) владимиро-рязанскую и рязанско-черниговскую границы. Подобные реконструкции на значительном фактическом материале проведены несколькими исследователями. В непосредственной близости от этих границ находилась в те времена волость Лопастна.

ЧТО МОЖНО ВЫЯСНИТЬ ОБ ИСТОРИИ ВОЛОСТИ ЛОПАСТНЫ В РАННЕЕ ВРЕМЯ?

Достоверно известно по летописному свидетельству, что в XII в. волость входила в состав Черниговского княжества. Она не представляла собой отдельного княжения, а отдавалась в кормление на время младшим представителям Черниговского княжеского дома. Одним из них и был князь Олег Святославич, сопровождавший в 1176 г. жён новых Ростовских князей Михалка и Всеволода.

В конце XII или в начале XIII в. волость Лопастна была завоёвана Рязанскими князьями. Так что, Олег Святославич мог быть последним её владетелем из рода Черниговских князей. Позднее сюда назначались лишь княжеские наместники.

В конце XIII – начале XIV вв. окрепшее и быстро набиравшее силу Московское княжество расширяло свою экспансию на юг, юго-запад и юго-восток. Между 1300 и 1332 гг. часть бывших черниговских, а затем рязанских земель по левому берегу Оки от реки Цны до реки Протвы оказалась под властью Москвы. В том числе – и волость Лопастна.

ВЛАДЕНИЕ СЫНА ИВАНА КАЛИТЫ – КНЯЗЯ АНДРЕЯ

Великий князь Иван Данилович Калита завещал эту волость своему младшему сыну Андрею. Князя Андрея часто называют Серпуховским. Это не совсем верно, так как города Серпухова в то время ещё не было, а «волость Серпохов» была невелика и небогата (среди владений князя Андрея Ивановича по хозяйственному своему значению считалась лишь на четвёртом месте). Самой обширной, хорошо развитой и богатой в уделе князя Андрея была волость Лопастна (в документах её упоминают на первом месте).

ГДЕ НАХОДИЛСЯ ЦЕНТР ВОЛОСТИ ЛОПАСТНЫ?

Иван Калита своей второй жене Ульяне завещал село Лопастеньское. Значит, это село центром волости не было: никогда центры и собственно волости не могли находиться во владениях разных людей. Тем более, центральное село не могло быть завещано княгине: ей нужно было материальное обеспечение, но не административная власть, которая как раз и сосредотачивалась в волостных центрах.

Следуя строгой иерархии при перечислении сыновних владений, Иван Калита на первом месте среди сёл сына Андрея назвал «село Талежьское». Археологическое обследование показало наличие рядом с современным селом древнерусского селища XIV—XVII вв. Не там ли находился центр волости Лопастны князя Андрея Ивановича? Правда, данные археологии свидетельствуют, что Талежьское не могло быть центром волости в более раннее время, в ХII-ХIII вв. Возможно, дальнейшие археологические исследования помогут обнаружить городище на Лопасне, наиболее подходящее для роли древнейшего волостного центра.

ЗАХВАТ ЛОПАСТНЫ ВЕЛИКИМ РЯЗАНСКИМ КНЯЗЕМ ОЛЕГОМ

В 1353 году, как известно, Рязанский князь Олег Иванович, воспользовавшись сложной ситуацией, сложившейся в Московском княжестве, «захватил Лопастну». Из последующих документов (договоров великого князя Московского с великим князем Рязанским и удельным князем Серпуховским) видно, что захвачена была не вся волость, а лишь то самое село Лопастеньское, принадлежавшее вдове Ивана Калиты княгине Ульяне.

После 1353 г. волость Лопастна больше не упоминается в духовных и договорных грамотах князей Московского дома: утратив часть территории и лишившись довольно крупного села, она потеряла целостность и самостоятельное значение. Расположенные вдоль реки «места лопастеньские» оставались в уделе князя Андрея Ивановича, а затем его сына – Владимира Андреевича Серпуховского.

ВО ВЛАДЕНИЯХ ВЛАДИМИРА АНДРЕЕВИЧА СЕРПУХОВСКОГО

Бывшие «места лопастеньские» достались хорошему хозяину. Владимир Андреевич «сажал» новые села и слободки, освобождал их жителей от налогов, давая время обустроиться, прижиться на новом месте. Причём и места для новых поселений выбирал очень тщательно. Не случайно множество основанных им сел и слободок сохранились до наших дней (например, села по р. Луже – Абрамовское, Юрьевское, Михалково и др.). На плодородных берегах реки Лопасни стараниями князя Владимира возникло несколько новых достаточно крупных поселений (например, Бадеева слободка, ставшая затем селом Бадеевом). Хозяйственное развитие территории требовало реорганизации её административного управления: обширная волость была разделена на две более компактные – Козлов брод и Хотунь. Граница между ними проходила между селом Бовыкиным и Бадеевой слободкой.

По завещанию князя Владимира Андреевич Серпуховского волость Козлов брод получала в пожизненное владение его жена –княгиня Елена Ольгердовна. После её кончины волость должна была перейти второму сыну Серпуховского князя – Семёну Владимировичу Боровскому. Волость Хотунь (с городом Ярославлем) получил по завещанию отца князь Ярослав Владимирович. Так сложилось, что Елена Ольгердовна пережила не только мужа, но и всех своих сыновей. Серпуховское княжество в 1420-е годы вновь объединилось под рукой её внука – князя Василия Ярославича. После ликвидации самостоятельного Серпуховского княжества и присоединения его к Московскому (1456 г.), Козлобродская волость входила в Боровский уезд вплоть до конца XVIII в. Так оказалась исполнена воля Владимира Андреевича Серпуховского о присоединении Козлобродской волости к Боровскому уделу.

Таким образом, видим, что история формирования Московского княжества была довольно непростой, а следы древнего административного устройства небольшой территории сохранялись столетиями. Не только традиции, вероятно, лежали в основе этого. Понимание единства и целостности того или иного края было свойственно людям средневековья. Могли бы научиться этому и мы. Именно это, как мне кажется, и есть одна из целей КРАЕВЕДЕНИЯ, как науки.


Л. МИТРОШЕНКОВА, заместитель директора
музея «Усадьба Лопасня-Зачатьевское», кандидат исторических наук.
«Чеховский вестник»,9 октября 2007 г.